Время выбора оружия



Письмо президента США Клинтона президенту Латвии Улманису явилось свидетельством как поддержки Соединенными Штатами Латвии в трудный момент, так и серьезности положения в наших отношениях с соседним государством Россией; ведь не каждый день Клинтон пишет Улманису. Расценивать это послание как попытку великой державы оказать на Латвию давление с целью добиться уступок требованиям России было бы признаком недальновидного провинциального мышления. Мы сами, вернее, наше собственное правительство загнало страну в угол или по меньшей мере помогло России сделать это как можно успешнее.

Правда, Клинтон в письме несколько раз напоминает о необходимости продолжать работать "в таких областях, как положение этнических русских", однако трудно не согласиться с президентом США, что "интеграция представителей этнических меньшинств входит в сферу долговременных интересов Латвийского государства".

К сожалению, это до сих пор упрямо отказывался понимать именно премьер-министр Крастс вместе со своей партией. А только что сказанное им, что падение нынешнего правительства доказало бы, что в Латвии смена правительства может произойти под давлением извне, свидетельствует в первую очередь о том, что премьер и ТБ/ДННЛ все еще не желают взять на себя свою, довольно значительную, долю ответственности за кризисное положение, в которое попало государство, и за последствия своей кособокой политики, за которую придется расплачиваться еще долго. (Уже сейчас Россия, наверное, достигла одной из основных целей развернутой ею пропагандистской войны - не допустить, чтобы уже в нынешнем году Латвия могла претендовать на присоединение к переговорам о вступлении в ЕС.).

Именно то, что тевземцы слепо держатся за свою священную корову неприкосновенности Закона о гражданстве, предоставило России прекрасное основание для клеветнической кампании. Именно радикальных национал-дуболомов из ТБ/ДННЛ дипломатам дружественных нам стран пришлось с большим трудом уговаривать не продвигать рассмотрение в Саэйме несовершенного закона о языке сразу же после скандального участия должностных лиц государства в памятных мероприятиях легионеров. Именно правительство Крастса оказалось бессильным не допустить участия высших военных чинов страны в этих мероприятиях, хотя предугадать последствия, видя начатую Россией клеветническую кампанию против Латвии, трудности не составляло. Более того - члены партии в большом количестве посетили мероприятия легионеров, а у другого члена партии - премьера Крастса до сих пор не хватило духу хотя бы отмежеваться от них во имя интересов государства.

Крастс, к сожалению, прав в том, что как смену правительства, так и изменения законодательства и принятие нами прочих способствующих интеграции неграждан мер Россия может выдать, а остальной мир - счесть, как результат давления извне. Он только забывает добавить, что это стало возможным благодаря неспособности и нежеланию возглавляемого им самим правительства, главным образом, представляемой им партии, своевременно начать продвигать давно назревшие изменения в законодательстве о гражданстве, подобно тому, как это сделали эстонцы, лишив Россию аргументов и обеспечив себе поддержку западных стран.

Тем не менее следует признать, что отставка этого правительства может решить проблему неприемлемого для России и уже не столь милого для западных союзников главы правительства, но вместо нее породить новые. Улманис почти обещал, что в случае падения правительства поднимет вопрос о проведении референдума о роспуске Саэйма, так как не видит возможности сформировать вместо нынешнего правительства другое.

Но досрочная предвыборная кампания в условиях направленных против Латвии экономических и политических мер России может привести к губительным последствиям для страны. Хотя, разумеется, Россия такую кампанию при нужде может приглушить или усилить в любой момент. На прошлой неделе директор 2-го европейского департамента Министерства иностранных дел России Титов в Вашингтоне дал понять, что позиция США не повлияет на решимость Москвы действовать по своему усмотрению в Латвии, которую, видимо, считает своим двором.

Сформировать другое правительство можно, хотя выбор стоит уже не между плохим и хорошим, а между плохим и еще худшим.

Саймниексу Чеверсу, возглавляемое которым министерство сначала оказалось не в состоянии мирно предотвратить один несанкционированный пикет русских пенсионеров у Рижской думы, а затем беспомощно взирало на подрывные работы все еще не найденных террористов у синагоги и российского посольства, а партия которого в нервозной спешке покинула коалиционное правительство, чтобы заявить о готовности его возглавить и "морально повернуть" к Востоку, стоило бы, прежде чем претендовать на пост главы правительства, постараться отказаться от следования примеру России ставить политические интересы выше экономических.

Единственные, кто сейчас реально мог бы взять на себя руководство новым правительством, - люди из Латвияс цельш. На самом деле они даже должны были бы это сделать, взяв тем самым на себя ответственность за последствия неудач ими же самими монополизированной внешней политики. Но если делать это, ЛЦ следует считаться также с последствиями для престижа Латвии вступления на пост главы правительства кандидата в премьеры N‹1, всемерно милого Кремлю бывшего функционера номенклатуры коммунистов Горбунова. Особенно после того, как у соседей, в Литве, народ, выбрав президентом американца, проголосовал против бывшей элиты компартии.

Более или менее стабильное правительство, в котором были бы ограничены деструктивные действия радикалов, разумные изменения законодательства о гражданстве и активная внешняя политика, последовательно направленная на интеграцию в сообщество западных государств, были бы лучшим оружием, которое наши союзники могли бы использовать для защиты Латвии от нападок могучего соседа. Сказанное Клинтоном в письме, что "разрыв нормальных экономических и политических отношений в Северной Европе не входит ни в чьи интересы, и мы подчеркиваем России, что несдержанные речи об угрозах и санкциях создают атмосферу, которая может помешать прогрессу", мы вряд ли можем считать давлением на Латвию. Совсем наоборот - мы видим, что президент США, в отличие хотя бы от канцлера Германии, президента Франции и министра иностранных дел Италии, не отправляется в Москву критиковать внутреннюю политику Латвии, а последовательно проводит политику поддержки стран Балтии, кульминацией которой стало подписание в январе хартии США-Балтия.

Автор: Айвар Озолинъш, Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha